Борис Владимирович Заходер
(1918-2000)
Произведения автора

72

— У тебя уши есть? — спросил он.

— Кажется, есть.

— Ну тогда скажи, как здешний лес шумит. Как мокрый ольшаник или как сухой тростник?

— Ага, — пробормотала Ика.

— Вот тебе и ага! Хочешь превратиться в телячью котлету?

— Почему в телячью?

— Это ты сама продумай…

— А ты умный, как… — Ика даже поперхнулась.

— Прости, пожалуйста, — вежливо сказал Горошек. — Ну как, зажечь спичку?

— Н… нет, — после паузы ответила она. — Не сердись, Горошинка. Ты был прав.

— Ну ладно, ладно… — Он улыбнулся. — Идем. Тут Ика, в свою очередь, показала, что и она тоже иногда может кое-что продумать.

— Погоди, — сказала она. — Набери этих камушков в карман и бросай вперед. Вдруг там в темноте сидит какая-нибудь пакость? Кинешь камушек — может быть, испугается.

Горошек наклонился и начал набивать карманы камнями.

— Это идея, — сказал он. — Вот только одна вещь мне очень не нравится.

— Что именно?

— Сама посуди: летели мы на каком-то техническом чуде, химическая чистка, гравитация, эти живые носики у бутылок, и я не знаю, что еще. Колоссальная штука!

— Еще бы не колоссальная!

— Ну вот. А высадили нас в каком-то диком лесу. Ни людей, ни техники, ничего. Просто Сахара! Это порядок?

— А откуда ты знаешь, какие у них тут порядки?

— То-то и есть, что не знаю.

— А может, они ошиблись? Ты думаешь, при такой технике уже и ошибаться нельзя?

— Пожалуй, можно.

— Ну и все! — нетерпеливо сказала Ика. — Главное, чтобы мы не слишком ошибались! Надо попробовать вернуться, если не на ужин, то хотя бы вообще на Землю. Который час?

— О господи! — простонал Горошек.

— Что с тобой?

— Не идут. Часы остановились.

— Тьфу, ты, — рассердилась Ика. — Ну ладно, если они не идут, то хотя бы мы пойдем! Хватит разговаривать! Бросай камушки и пошли.

Но Горошек был безутешен.

— Что я скажу Рыжему? — несчастным голосом сказал он. Скажешь ему «добрый день». Или «добрый вечер». Смотря по тому, когда вернемся. Идешь или нет?

— Иду… иду…

В темноту полетел камушек, упал, и… наступила тишина.

Впереди шел Горошек, совершенно подавленный своим горем. Ему уже было безразлично, что он идет по чужой планете, где ночь фиолетовая, а на небе светят две луны и невиданные бело-золотисторозово-красные звезды. Он забыл о том, что Земля и все люди остались неведомо где. Он знал одно: ему доверили часы, а они остановились — сломались!

— Ну откуда я мог знать, — вырвалось у него, — что мы полетим на эти несчастные звезды?

Ика топнула ногой:

— Перестань!

И, решительно обогнав его, кинула вперед горсть гальки.

Вот тут произошло нечто неожиданное. Где-то рядом послышалось не то шипение, не то свист. Во мраке на долю секунды сверкнули три рубиновых огня, кажется, три глаза, и кто-то — судя по звуку, этот «кто-то» был не меньше хорошей овчарки — огромными прыжками бросился…

Ика немедленно оказалась рядом с Горошком, а Горошек вытянул вперед руку с открытым ножом.

К счастью, этот «кто-то» с рубиновой тройкой глаз бросился огромными прыжками наутек.

Звук его скачков все удалялся, треск кустов затихал.

— Че-че-чего это было? — после большой паузы спросила Ика.

Горошек с трудом откашлялся.

— Откуда же я могу знать? — хрипло сказал он.

— Он бежал… он прыгал, совсем, как кошка.

— Как большая кошка, — поправил он. — Как леопард или тигр…

— Ой, Горошек, — шепнула Ика, — пойдем, пойдем скорее. И… не закрывай ножика.

Однако судьба им благоприятствовала. Сколько они ни кидали камушки, в зарослях все было спокойно. Правда, раза два промелькнули над их головами слабо светившиеся белые птицы, но к ним ребята уже привыкли.

И вот наконец впереди показался просвет.

— Море! — крикнул Горошек. — Гляди! А там… наверное, город!

Они вышли, вернее, выбежали на широкий морской пляж. Галька сменилась

 

Фотогалерея

Boris Zakhoder 8
Boris Zakhoder 7
Boris Zakhoder 6
Boris Zakhoder 5
Boris Zakhoder 4

Статьи












Читать также


Известные произведения
Поиск по книгам:


Голосование
Как Вы относитесь к творчеству Бориса Заходера


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту