Борис Владимирович Заходер
(1918-2000)
Произведения автора

37

ж тебя не слышат! А мы тебя сейчас  пристрелим. Последний раз: брось барабан!

        Парень (внезапно бросает  топор  на  землю).  Бей  сильней,  а  то  все погибнут! Бей, бей сильней...

  Солдат валит его на землю и бьет древком пики. Катрин, рыдая, продолжает

                                                          бить в барабан.

        Старуха. По спине-то не бейте! Боже праведный, вы его до смерти убьете!

                                              Вбегают солдаты с мушкетом.

        Второй солдат. Полковник рвет и мечет,  прапорщик!  Нас  всех  под  суд отдадут.

        Прапорщик. Наводи! (Катрин, в то  время  как  мушкет  устанавливают  на сошки.) Самый последний раз: прекрати!

                              Катрин, рыдая, бьет в барабан изо всех сил.

Пли!

  Выстрел. Катрин, раненная насмерть, еще несколько раз ударяет в барабан

                                                        и медленно падает.

Утихомирили!

        Последние удары Катрин  сливаются  с  громом  городских  пушек.  Издали слышится набат и канонада.

        Первый солдат. Добилась своего.

          XII

Светает. Слышатся барабаны и трубы удаляющихся войск. Возле фургона сидит

              мамаша Кураж, склонившись над телом дочери. Рядом крестьяне.

        Старик (сурово). Пора тебе, мать. Последний  полк  уходит.  А  то  одна пропадешь дорогой.

        Мамаша Кураж. Да ведь она, видно, спит еще. (Поет.)

                                                      Баюшки-баю!

                                                      Солома шуршит...

                                                      Другие детки плачут,

                                                      Моя - крепко спит...

                                                      Другие - все в рогоже

                                                      С дырой на боку,

                                                      А ты - как ангел божий -

                                                      Вся в белом шелку!

                                                      Другие просят корку,

                                                      А ты - ешь пирожки,

                                                      А хочешь, дам и торту

                                                      Из белой муки!

                                                      Баюшки-баю!

                                                      Солома под ногой...

                                                      Лежит один сын в Польше,

                                                      Бог знает, где другой... {*}

                                                      {* Перевод Б. Заходера.}

И зачем только вы ей про внучат поминали!

        Старик. Кабы тебя самое, мать, в город не понесло, может быть, все бы и обошлось.

        Мамаша Кураж. Вот и уснула...

        Старуха. Не видишь разве: не спит она - преставилась.

        Старик. А тебе пора, пора. Кругом волки, да того хуже - мародеры.

        Мамаша Кураж (поднимается). Да. (Достает из  фургона  мешковину,  чтобы укрыть тело.)

        Старуха. У тебя еще-то родня есть? Примет тебя кто?

        Мамаша Кураж. А как же? Сын остался, Эйлиф.

        Старик (пока мамаша Кураж укрывает тело дочери). К нему и подавайся.  А ее мы похороним честь честью. Ты не сомневайся.

        Мамаша Кураж. Нате вам на похороны. (Дает крестьянину деньги.)

              Крестьянин и его сын пожимают ей руку и уносят тело Катрин.

        Старуха (уходя). Торопись!

        Мамаша Кураж. Даст бог, одна с  фургоном  управлюсь.  Ничего  -  совсем пустой ведь. Надо опять торговлю налаживать.

                        Снова слышатся рожки и барабаны проходящего полка.

Эй, и меня прихватите!

                                              Из-за сцены доносится пение.

                                              Война удачей переменной

                                              Сто лет продержится вполне,

                                              Хоть человек обыкновенный

                                              Не видит радости в войне:

                                              Он жрет дерьмо, одет он худо,

                                              Он палачам своим смешон.

                                              Но он надеется на чудо,

                                              Пока поход на завершен.

                                              Эй, христиане, тает лед!

                                              Спят мертвецы в могильной мгле.

                                 

 

Фотогалерея

Boris Zakhoder 8
Boris Zakhoder 7
Boris Zakhoder 6
Boris Zakhoder 5
Boris Zakhoder 4

Статьи












Читать также


Известные произведения
Поиск по книгам:


Голосование
Как Вы относитесь к творчеству Бориса Заходера


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту