Борис Владимирович Заходер
(1918-2000)
Произведения автора

78

сказал Тузик. — Съем я твою подушку, что ли?»

«Да мне уже лежать негде, я сейчас упаду!» — бесился Сандик.

«Нет, нет, не падай — тебе это может повредить. Лучше сойди сам!» — посоветовал Тузик и разлёгся так привольно, что Санди очутился на полу.

«Ай-ай-ай! Отняли корзинку! Спихнули меня с подушки!» — скулил англичанин.

«Фу-у, как нехорошо жаловаться! Да не будь ты таким жадным! — выговаривал ему Тузик. — Погоди, дай мне немножко полежать. Сейчас пущу тебя».

Но Санди не угомонился. Он долго скулил, визжал. Наконец с плачем побежал к своей хозяйке.

Вскоре они оба появились в комнате. Впереди, не переставая скулить, бежал Санди. За ним, в шлёпанцах и халате, спешила панна Агата.

Ужасная картина предстала её взору. Уютно свернувшись клубочком, в корзине лежал Тузик.

— Вон! Вон отсюда! Убирайся! — налетела она на злодея, обидевшего её сокровище.

У Тузика была своя гордость. Он терпел, когда на него кричала тётка Катерина. Тётка Катерина — это тётка Катерина. Как никак, первое лицо в доме. Все должны её слушаться, потому что она всех кормит.

Но чтобы эта чужачка, неизвестно откуда взявшаяся, смела орать на хозяйского пса в его родных стенах?.

«Нет, это уж слишком!» — твёрдо сказал себе Тузик.

Он оскалил зубы и глухо заворчал: «Прошу не повышать голоса!»

— Сойди с подушки! Вон отсюда, дворняга несчастная! — И панна Агата попыталась схватить Тузика за шиворот.

«Теперь пеняй на себя!» — зарычал Тузик. И — тяп панну Агату за палец. А зубки у него были, как иголки!

— Ах, ты кусаться! Ну погоди же! — закричала дама и побежала в свою комнату.

«Ага! Чья взяла?» — крикнул Тузик ей вслед.

И, чтобы показать, что он победил и презирает побеждённого врага, снова свернулся клубком и улёгся — хвостом в сторону гостиной.

Но панна Агата тут же вернулась. С зонтиком в руке. Она приближалась к Тузику, раскрыв зонтик и выставив его вперёд, как копьё.

Пёсик разинул пасть, превесело улыбаясь.

«Вот это потеха! — подумал он. — Никогда я ещё так не веселился!»

И прежде чем панна Агата успела что-нибудь предпринять, Тузик вскочил, подбежал к ней, схватил зонтик за край, там где была кисточка, и ну дёргать, вырывать, трепать.

Началась борьба. В пылу сражения всё завертелось. Халат панны Агаты надулся, как парус. Мазнул Тузика по носу.

«Хватит играть с зонтиком! — решил Тузик. — Давай ловить эти крылья!»

Он выпустил зонтик и вцепился зубами в край халата. Тут пошла настоящая карусель!

Панна Агата, стремясь освободиться от собаки, завертелась волчком. Завертелся и Тузик.

Он с размаху налетел на Сандика и загнал его под шкаф. Потом треснулся головой о ножную скамеечку. Скамеечка полетела, как бомба. И ударилась о столик — шаткий столик на трёх тонких ножках.

А на этом трёхногом столике стояла пальма — любовь и гордость тётки Катерины.

Столик с пальмой не придумал ничего лучшего, как покачнуться в одну сторону, потом в другую! Пальма зашаталась и грохнулась на пол! Прямо под ноги панне Агате. И наша гостья во весь рост растянулась на полу.

— Ой, Иисусе! — воскликнула, войдя в комнату, тётка Катерина.

Увидев её, Тузик понял, что пришло время удалиться. Он уже собирался вот-вот прошмыгнуть мимо тётки Катерины, но тут почувствовал на шее её костлявые пальцы…

Катерина за шиворот потащила Тузика из комнаты. По дороге выдала ему полной мерой и за то, что он свалил пальму, и за то, что обидел гостью. Отвесив последний шлепок, крикнула в виде напутствия:

— Не смей мне на глаза попадаться!

И выкинула беднягу на двор.

Тузик, припадая на левую заднюю лапу, поплёлся в конуру. Рыжий был уже там и глодал излюбленную их игрушку — баранью лопатку, единственное утешение во всех невзгодах собачьей жизни.

Тузик потянул кость к себе и нехотя, только чтобы

 

Фотогалерея

Boris Zakhoder 8
Boris Zakhoder 7
Boris Zakhoder 6
Boris Zakhoder 5
Boris Zakhoder 4

Статьи












Читать также


Известные произведения
Поиск по книгам:


Голосование
Как Вы относитесь к творчеству Бориса Заходера


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту