Борис Владимирович Заходер
(1918-2000)
Произведения автора

74

из рук.

— Санди только что после простуды. Он не выносит сквозняков! Его надо устроить в теплом месте! — закричала она.

И началась беготня по всему дому в поисках комфортабельного помещения для Сандика. Наконец его поместили под столом в столовой.

Микадо со своей корзинкой отправился за шкаф, поближе к печке. Почему? Вероятно, потому, что он происходил из жарких стран. Хотя, правду говоря, на дворе было лето, солнце палило нещадно, а значит, было достаточно тепло даже для японского аристократа. Зато печь была холодная, как ледник.

Сандик, едва его уложили на место, поднялся со своей подушки, громко зевнул, сморщился, словно у него был во рту лимон, и презрительно обвёл всё вокруг своими вытаращенными глазами.

«Мне тут вовсе не нравится! Что это за дом? Что за люди? Ходят и ходят! А бедная больная собака не знает покоя!» — жаловался он.

Но, видимо, всё же решил ближе познакомиться с нашим домом — вылез из корзины. Боже, какие длинные были у этой собачонки ноги! Казалось, что он стоит на ходулях.

На ходу он так высоко поднимал ноги, словно из грязи их вытаскивал. Весь он был какой-то изломанный, нескладный… И злой! По глазам видно было, что он с большим удовольствием укусил бы каждого из нас в отдельности и всех вместе своими жёлтыми зубами.

Может, этот Сандик и был там каким-то особенно породистым, но красотой он не отличался, это факт.

Он обошёл своей нескладной трусцой всю столовую, заглянул даже в коридор, который вёл в кухню.

И там наткнулся прямо на кошку Имку, которая, соскочив со шкафа, шла на прогулку.

При виде пса во фраке кошка остолбенела. Сначала она припала к земле, потом вдруг как выгнется дугой, как фыркнет, как закричит:

«Прочь, прочь, прочь!»

И хлоп по морде — раз, два!

Он заскулил, запищал, завизжал и кинулся к своей хозяйке.

Скандал!

— Как можно держать в доме такую бешеную тварь! Мой Сандик такой нервный. О, как у него сердечко бьётся! Искалечила его эта бешеная кошка! А может, она и вправду бешеная?

Тут уж тётка Катерина не выдержала:

— Может, ваш пёс и нервный, но чтобы наша кошка была бешеная или сумасшедшая — прошу прощения!

И ушла на кухню, с треском захлопнув за собой дверь.

Несмотря на это, не желая быть негостеприимной, тётка всё же выставила Имку во двор и заперла дверь на замок.

Потому-то собаки и не могли попасть на кухню. Сандик в утешение получил котлетку.

Он был так снисходителен, что съел её. А котлета была, увы, хоть и рубленная, но из обычной телятины: вечером печёнки достать не удалось.

Микадо… О, Микадо был совсем иной. Он не капризничал, не ломался.

Вышел из корзинки, обошёл и старательно обнюхал все углы в доме. Делал он это не спеша, тщательно. Осмотрел всех нас по очереди.

Если бы не то, что он был такой маленький, меньше нашего Тузика — то есть не доставал мне даже до колена, — можно было бы сказать, что он смотрел на нас свысока.

«Что вы за публика?» — спрашивал он взглядом.

Крися попробовала его погладить. Пёсик оскалил зубки.

«Прошу без фамильярностей!» — коротко сообщил он.

— Микадик, золотко, душечка! — пыталась умилостивить его панна Агата.

Она взяла пса на руки. Микадо, однако, явно не любил нежностей. Он вырвался из рук хозяйки и вскочил на кресло. Посмотрел на нас с таким высокомерным видом, что без палки и не подходи!

— Вы видите, видите? Какой царственный вид, какое величие! Микадо, настоящий микадо! — восторгалась панна Агата поведением японской собачки, которая действительно восседала на кресле словно на золотом троне.

Во время обеда Сандик — скажу это сразу и без обиняков — был невыносим, поистине невыносим. В жизни не видал такой надоедливой собачонки!

Он забрался к Крисе на колени. Но вовсе не затем, чтобы лежать там спокойно. Он пытался оттуда

 

Фотогалерея

Boris Zakhoder 8
Boris Zakhoder 7
Boris Zakhoder 6
Boris Zakhoder 5
Boris Zakhoder 4

Статьи












Читать также


Известные произведения
Поиск по книгам:


Голосование
Как Вы относитесь к творчеству Бориса Заходера


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту