Борис Владимирович Заходер
(1918-2000)
Произведения автора

18

Джейн.

    Мэри  Поппинс  вперила  в  пространство  взгляд,  как  будто всматривалась  во что-то, никому, кроме нее, не видимое. Затаив дыхание, Майкл и Джейн ждали.

    --  Это  было  очень    давно,    --    начала    Мэри    Поппинс завораживающим  тоном.  И  замолчала, точно вспоминала события, случившиеся сотни лет назад. Потом она заговорила, как во  сне, все так же глядя перед собой невидящим взглядом.

    ..."Рыжая  Корова,  так  ее тогда звали, была очень важной и богатой особой, так говорила моя матушка. Паслась она на  самом лучшем  лугу  во  всей  округе;  луг  был большой, на нем росли лютики величиной с блюдце и одуванчики, высокие и стройные, как гвардейцы в зеленых мундирах и желтых киверах. Стоило ей съесть голову такого гвардейца, на ее месте тотчас вырастала новая.

    Она жила на этом лугу всегда. Рыжая  Корова  часто  говорила моей  матушке,  что никогда не паслась ни на каком другом лугу. Во всяком случае, она не помнит этого.  Мир  ее  был  ограничен живыми изгородями и синим небом, а что по ту сторону -- ей было неведомо.

    Рыжая  Корова  была в высшей степени респектабельная дама. У нее были безупречные манеры. И уж, конечно, она умела  отличить плохое от хорошего. Она признавала только черное или белое -- и никаких  промежуточных  тонов.  Вот  и  одуванчики  -- либо они спелые и сладкие,  либо  незрелые  и  горькие,  и  никаких  там "вполне съедобных"!

    Жизнь ее отнюдь не была праздной. Утром она помогала дочери, Рыжей  Телочке,  делать  уроки,  после  обеда  учила ее хорошим манерам, походке, мычанию,  словом,  всему,  что  должна  знать воспитанная  корова.  Потом  они  ужинали, и Рыжая Корова учила дочку, чем отличается съедобная трава от несъедобной. А  ночью, когда  Рыжая  Телочка  засыпала,  она шла в дальний конец луга, жевала жвачку и думала свои тихие, тягучие думы.

    Все ее дни были похожи один на другой.  Одна  Рыжая  Телочка вырастала  и  уходила,  ее  место занимала другая. И нет ничего удивительного, что Рыжая Корова вообразила, что  так  всегда  и будет  длиться  --  завтра,  как сегодня, а сегодня, как вчера. Ничего другого она не хотела, пусть все дни  будут  одинаковые, до самого последнего.

    Между  тем  приключение  уже  подстерегало ее, как потом она говорила моей матушке. Случилось это с ней ночью: звезды  в  ту ночь  были такие яркие и крупные, как одуванчики у нее на лугу, а луна нежно белела среди звезд, как маргаритка.

    Рыжая Телочка уже давно спала, когда Рыжая Корова невесть по какой причине вдруг пустилась в пляс.  Она  танцевала  красиво, бурно,  ритмично,  хотя  никакой музыки не было. То отплясывала польку, то шотландскую жигу, а то исполняла танец-импровизацию. А в перерыве между танцами она учтиво  кланялась,  приседала  и лбом касалась сонных темных одуванчиков.

    --  Боже мой! -- воскликнула Корова, когда ноги ее принялись выстукивать морскую чечетку. -- Что еще за странность! Я всегда считала танцы неприличным занятием. Но, видно, это не так,  раз я сама танцую. Я ведь идеально воспитанная корова.

    И  Рыжуха, как ее иногда называла дочь, продолжала кружиться в танце, испытывая ни с чем не сравнимое удовольствие.  Наконец ноги  ее  стали заплетаться, она подумала, что, пожалуй, пора и честь знать, скоро светать начнет, и тогда не поспишь.  Но  вот удивительное дело -- она никак не могла остановиться. Подошла к Рыжей  Телочке, хотела лечь рядом, а ноги так сами и выписывают кренделя.  Круг  за  кругом  вальсировала  она  по    лугу,    то вприпрыжку, то вприсядку.

    --  Боже мой! -- восклицала она в редкие минуты передышки, и даже это восклицание выдавало в ней  истинную  леди.  --  Какая все-таки странная история! -- Но остановиться не могла.

    Настало утро, а Рыжуха все

 

Фотогалерея

Boris Zakhoder 8
Boris Zakhoder 7
Boris Zakhoder 6
Boris Zakhoder 5
Boris Zakhoder 4

Статьи












Читать также


Известные произведения
Поиск по книгам:


Голосование
Как Вы относитесь к творчеству Бориса Заходера


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту