Борис Владимирович Заходер
(1918-2000)
Произведения автора

75

вскочить на стол.

Не хватало нам ещё, чтобы собаки гуляли по скатерти между тарелками! У нас этого не водилось!

Крися крепко держала сокровище панны Агаты. Санди бесился: как это ему осмеливаются противоречить? Он ворчал, фыркал, визжал, норовил укусить Крисю за руку.

Надо признать, что злился он так забавно, был такой смешной в своём раздражении, что хотелось ещё немного подразнить этого барина, который ни на минуту не переставал гневаться.

Зато Микадо не соизволил даже оглянуться, когда накрыли на стол.

Когда его позвали, подошёл, обошёл вокруг стола, присмотрелся ко всем сидевшим и наконец прыгнул на колени ко мне. Посмотрел на стол, а потом укоризненно взглянул мне в глаза:

«Ты разве не знаешь, что я вечером пью сладкий, очень сладкий чай с булочкой?»

Налили ему блюдечко чаю, накрошили булки. Он всё съел. Ел так аккуратно, так изящно, что, пожалуй, кое-кто из людей мог бы у Микадо поучиться, как надо вести себя за столом.

Потом тщательно облизал свою косматую мордочку и немедленно соскочил на пол.

Залез на своё кресло и улёгся, одним глазком снисходительно наблюдая за всем окружающим.

Тут со двора донёсся лай Рыжика. Вернее — вопль.

Лаял он всегда так, как будто кто-то пел и одновременно икал.

Мы с Крисей переглянулись. Оба подумали: «Что-то будет завтра!.. Как наши домашние сокровища встретят гостей?»

Глава шестая

На дворе у нас стояла всего одна собачья конура. Зато двухэтажная.

Второй этаж образовался сам собой. Как-то зимой тётка Катерина устроила в конуре потолок из циновки, чтобы собакам было теплее. Но Рыжику эта идея почему-то не понравилась.

Он до тех пор трудился, теребил зубами циновку, пока не порвал её с одного бока. Так между оторванным потолком и крышей конуры образовался второй этаж, или чердак. Он пригодился. Вскоре на втором этаже появился жилец — Европа. Так и повелось: на первом этаже конуры спали собаки, а на чердаке — кошки. Теперь там была спальня Имки.

С самого утра, как только тётка Катерина скрипнула дверями сеней, в собачьей будке началось движение. Первым выкатился наружу Рыжий. Его вытолкнул Тузик.

Тузик, как всегда, вышел из конуры не спеша. Вытянул одну заднюю лапу, потом другую. Отряхнулся. Посмотрел на Рыжего и строго сказал:

«Рыжий, проснись! Пора уже! Понял или нет?»

Рыжий был соня из сонь. Он стоял перед конурой и качался как пьяный.

«Рыжий! — крикнул на него Тузик. — Просыпайся, слышишь!»

Рыжий открыл один глаз — мутный и сонный. Ничего не ответил. Сел на собственный хвост. Разинул пасть и начал зевать. Но как! Его так и шатало!

Далее он отчаянно чихнул. Раз, другой. Оглянулся и вдруг кинулся в конуру.

«Ты куда?» — спрашивает его Тузик.

«Дай мне выспаться», — умолял Рыжинька.

«Ты что, не знаешь, что тётка Катерина через минуту выйдет во двор?»

«Всё равно мне!» — пробормотал Рыжий и полез было в конуру.

Но оттуда лёгкой походкой, потягиваясь и выгибаясь, выходила Имка. У неё не было ни малейшего желания уступать дорогу Рыжему.

«А ну не вертись под ногами, ты, соня несчастный!» — крикнула она на него.

Рыжий, не отвечая, продолжал протискиваться в конуру. Тогда кошка раза два смазала его по заспанной морде. Рыжий завопил:

«Да что же это такое! Что за порядки!» — и удрал под курятник.

Надо вам знать, что Имка держала собак в строгости. Она обычно сидела где-нибудь на возвышении и поглядывала сверху на играющих щенят. Водила за ними своими янтарными глазами. Следила, как они себя ведут.

Стоило только собачонкам чересчур разыграться, поднять крик на дворе или в комнате — беда!

Как молния с ясного неба, обрушивалась Имка на собак.

И получали они нахлобучку, и притом солидную, ибо кошка шутить не любила.

Тузик и Рыжик, когда были маленькими, смертельно боялись Имки.

 

Фотогалерея

Boris Zakhoder 8
Boris Zakhoder 7
Boris Zakhoder 6
Boris Zakhoder 5
Boris Zakhoder 4

Статьи












Читать также


Известные произведения
Поиск по книгам:


Голосование
Как Вы относитесь к творчеству Бориса Заходера


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту