Борис Владимирович Заходер
(1918-2000)
Произведения автора

72

упрекнуть его:

— Тузик, фу, какие у тебя грязные ушки!

И Тузик тут же садился на задние лапки, а передними протирал себе уши. С таким пылом, что казалось — он вот-вот их оторвёт.

Умел он и речи произносить. Причём публично. Делал такие доклады, что моё почтение!

Во время обеда или ужина Тузик обычно сидел на кресле, возле стола и не спускал взгляда со скатерти. Время от времени заглядывал нам в глаза, ожидая приказа:

— Ну, Тузик, скажи нам речь!

Тогда он вскакивал, опирался передними лапками на стол и начинал тявкать с серьёзным видом, словно что-то рассказывал. Кто-нибудь говорил:

— Неужели так было, Тузик? Подумать только! Бедный пёсик!

Сочувствие воодушевляло Тузика. Речь его становилась всё жалобнее.

Правда, он немедленно обрывал рассказ, когда получал что-нибудь съестное.

Схватив подачку, он бежал в угол, где лежала газета. Это была собачья скатерть. Все наши собаки ели в комнате только на скатерти.

Вот какие светила науки ходили по нашему дому! А Рыжий? Рыжий был сущим выродком. Ходил и он, правда, в школу, в угол за буфетом. Но это было не ученье, а мученье!

До хрипоты можно было ему повторять: «Служи, служи», показывать, как надо ходить на задних лапах, соблазняя его колбасой, которую он обожал. Толку не было никакого.

Рыжик делал вид, что никак не может устоять в углу. Как колода валился на пол.

И всегда ухитрялся упасть поближе к колбасе, чтобы её можно было ненароком схватить зубами.

Крися с ним мучилась, и я с ним бился, и даже тётка Катерина, которая пыталась убедить его и добрым словом и розгой.

И всё зря: Рыжик не поддавался. «Напрасно беспокоитесь! — говорил он нам. — Не на того напали! Раньше вам надоест, чем мне!»

И одолел. В конце концов мы сдались. Никто уже не пытался сделать из Рыжика учёную собаку. Остался он на всю жизнь неучем. Обычной дворняжкой, которая даже служить не умеет.

Теперь вам понятно, почему при одном упоминании о фокусах Рыжик расстроился не на шутку. И расплакался.

Тузик с презрением слушал его сетования. А Рыжий всё скулил. Наконец Тузик не выдержал:

«Рыжий, молчи! Влетит тебе от тётки, смотри!» — предупредил он.

Он как в воду смотрел!

Дверь кухни открылась. Рыжий проскользнул туда. И в ту же секунду раздался жалобный визг, мелькнула рука тётки Катерины, и Рыжий полетел по воздуху на середину двора.

«Ой, ой, ой!» — рыдал Рыжик.

«Вот видишь! — проворчал Тузик. — Не говорил я, что будут фокусы? Вот тебе и первый фокус!»

Рыжик, немного придя в себя после падения, отправился на поиски пищи.

Первым делом вылизал дочиста свою миску, отчаянно ею громыхая.

Увы, там почти ничего не было: жалкая морковь и петрушка. Обычно он и смотреть на них не хотел и вытаскивал их из похлёбки, с отвращением придерживая кончиками зубов.

Съел. Они только раздразнили аппетит.

Пёс решил заглянуть в миску Тузика. Но едва он сунул в неё нос, как Тузик вскочил и рявкнул:

«Ты куда полез? Воровать?»

И ухватил преступника за шиворот.

«Тузинька, прости! — взвизгнул Рыжик. — Там же ничего нет!»

Тузик отпустил Рыжего. Заглянул в свою миску. Там действительно ничего не было. Для порядка, однако, вылизал миску дочиста. И тявкнул:

«Знаешь, как говорят приличные собаки? „Что не доем, то досплю!“»

Что оставалось делать бедным псинам? Пошли спать. Улеглись они, однако, так, чтобы даже во сне не терять из виду кухонную дверь. И улицу тоже.

Проспали они порядочно. Неожиданно Тузик поднял голову и насторожил уши. Рыжик тихонько спросил его:

«Что там?»

«Тихо! — шепнул Тузик. — В кусты!»

Собаки залезли под куст жасмина.

«Ничего не вижу!» — пожаловался Рыжик.

«Вот тяпну тебя, тогда увидишь! Гляди!»

По улице не спеша, осторожно бежал Лорд-бульдог. В зубах он что-то нёс. Какую-то большую вещь. Пёс беспокойно

 

Фотогалерея

Boris Zakhoder 8
Boris Zakhoder 7
Boris Zakhoder 6
Boris Zakhoder 5
Boris Zakhoder 4

Статьи












Читать также


Известные произведения
Поиск по книгам:


Голосование
Как Вы относитесь к творчеству Бориса Заходера


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту