Борис Владимирович Заходер
(1918-2000)
Произведения автора

68

тётка Катерина. Она вылетела из кухни и окаменела на пороге.

— Иисус, Мария! Ах вы, проклятые псы, чтоб вас! — крикнула она и недолго думая схватила ведро с мыльной водой и — хлюсь! — прямо на Рыжего и Тузика.

Тузик был как раз сверху. Ему досталась почти вся порция.

Рыжик получил только тряпкой по морде. Воспользовавшись тем, что Тузик зажмурился от едкого мыла, он схватил кость — и ходу.

Оглядевшись в поисках места, где бы её погрызть, в своё удовольствие, он заметил лежащую на земле простыню. Вскочил на неё.

Но там его снова настигла тётка Катерина и схватила за шиворот. Он вывернулся и кинулся бежать к калитке.

Он бы благополучно улизнул на улицу, но тут дёрнула его нелёгкая обернуться. Тёткин башмак угодил ему прямо в голову. Угодил с такой силой, что, отскочив, рикошетом хлопнулся о забор.

Долго, долго тётка Катерина собирала с земли разбросанное белье, отряхивала с него песок, отбирала самое измазанное для перестирки.

Тузик наш всё это время тихо, как мышка, просидел в углу между сараем и забором, не показывая носа во двор. Он только осторожно поглядывал одним глазком, что и как.

Наконец, когда Катерина вошла в кухню и дверь за ней с треском захлопнулась, Тузик вылез из угла. На нём сухой шерстинки не было. Да к тому же ещё мерзкий запах мыла! Бедняге чуть не стало дурно, когда он обнюхал себя.

«Так я и знал, что этот сопляк Рыжий, этот щенок, втравит меня в какую-нибудь неприятность, — простонал он. — Боже, как от меня пахнет! Теперь недели две нельзя будет показаться в приличном обществе!»

Пёсик огляделся в поисках чего-нибудь, обо что можно вытереться. Но, как назло, ничего такого, что заменяет собакам парфюмерию, во дворе не было. Ни дохлой мыши, ни птички, — ничего… Удалось ему найти лишь немного гнилой моркови и картошки, которые мы не успели закопать под виноградом.

«Ну, это ещё сойдёт за духи», — подумал Тузик и давай кататься по земле.

Измазался так, что шерсть у него стала как мочалка. Обнюхал себя, чихнул и удовлетворённо произнёс:

«Теперь можно терпеть! Только хорошо бы обтереться».

На верёвке висели сорочки и воротнички.

«Это в самый раз для меня», — решил Тузик и прошёлся между бельём раз, прошёлся другой…

После каждого раза на сорочках оставались грязные полосы. Воротнички выглядели так, словно их окунули в кофе.

«Теперь не мешает поспать. Но лучше где-нибудь подальше от тётки Катерины. Стирка! То-то она и злится. Пойдём-ка в сад».

Пошёл.

А там под окном росли канны — довольно редкие цветы, недавно выписанные из Варшавы.

Милый Тузик решил, что место это прямо создано для него. Улёгся. Но молодые побеги канн кололи его в бок — пришлось встать.

«Всегда там, где лучшее место для сна, должен расти какой-то чертополох! Колется — ну просто мочи нет терпеть!» — ворчал он сердито: его очень клонило ко сну.

И немедленно принялся за расчистку местности.

Схватил одну молодую ветку — вырвал. Рванул другую, третью… Чего не мог вырвать, то поломал или примял.

Наконец устроил себе логово как полагается. Уютно устроился, зевнул и немедленно заснул. Сначала спал как камень, без всяких сновидений. Но через некоторое время начали ему сниться приключения с костью.

Вот он гонится за Рыжиком. А тот удирает так быстро, что Тузик никак, ну никак не может его догнать.

Напрасно он перебирает лапами во сне и тихонько взлаивает, повизгивает.

Он бежит, бежит, и вдруг Рыжик — фрр! — и в воздух!

Смотрит на него изумлённый Тузик и тут только замечает, что это не Рыжик. И не воробей. А бабочка!

Машет крыльями, машет, крылья становятся всё больше, краснеют, на них появляются какие-то пятна, не то полосы. Что такое?

Батюшки! Да это же тётка Катерина летает по воздуху! Этого ещё не хватало! Как же теперь от неё прятаться?

 

Фотогалерея

Boris Zakhoder 8
Boris Zakhoder 7
Boris Zakhoder 6
Boris Zakhoder 5
Boris Zakhoder 4

Статьи












Читать также


Известные произведения
Поиск по книгам:


Голосование
Как Вы относитесь к творчеству Бориса Заходера


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту