Борис Владимирович Заходер
(1918-2000)
Произведения автора

33

перескочил на другую ветку, вытер нос, взмахнул крылышками и снова заговорил:

«Поскольку там, где мы жили до сих пор, то есть в деревне, воробью хорошо только летом, а зимой — не дай боже…»

«Ой, да, да, да!» — пропищал какой-то изголодавшийся воробейка.

«…Я решил, — продолжал старец, — поселить вас на зиму в городе. Здесь и есть город».

«А что такое город?» — вылез с вопросом молоденький воробушек.

Бесхвостый было кинулся на него. Однако старейшина махнул ему крылом и спокойно объяснил:

«Город — это место, где живёт много людей, где есть тёплые чердаки, где на улицах можно найти зерно даже в самый жестокий мороз».

«Даже в мороз? — поразились воробьи. — Чир, чир, чир!»

«Даже в морозы!» — подтвердил старейший воробей.

«А где? Где?» — допытывались молодые.

Старик не захотел ответить вслух. Он подмигнул Бесхвостому. Бесхвостый наклонился к одному маленькому воробушку, сидевшему рядом с ним на ветке, и что-то шепнул ему на ухо. Тот что-то сказал своему соседу. И каждый удивлённо открывал глаза, кивал головой и шептал на ухо следующему только что услышанную новость.

Через минуту по всей липе, от верхушки до самой нижней ветки, звучал изумлённый шёпот:

«Лошади! Лошади! Лошади! Чир, чир, чир!»

А маленькая воробьиха, которая всё время выскакивала с неуместными заявлениями, не утерпела и на этот раз.

«Мы таких вещей никогда не ели!» — возмущённо крикнула она.

Снова получила тычка. И опять стало тихо.

«Итак, возлюбленный мой народ, — сказал воробьиный патриарх, — решил я, что эту зиму проживём мы в городе, где воробью, как я уже говорил, живётся гораздо легче. Но этого мало. Для зимовки выбрал я такой дом, в котором проживает… в котором проживает… — повторил он и после паузы ещё раз с ударением произнёс, — в котором проживает…»

У воробьёв от нетерпения замерло сердце в груди, а маленькая воробьиха опять не удержалась:

«Мы уже слышали, что проживает! Но кто?»

«Совершенно ручной человек», — сказал Патриарх и торжественно оглядел всё собрание.

Воробьи были так ошеломлены этой новостью, что едва-едва, тихонечко чирикали:

«Ручной? Ручной человек? Чир, чир, чир!»

Они и верили и не верили. Переглядывались между собой, посматривали то на Патриарха, то на Бесхвостого.

«Тсс!» — прошипел Бесхвостый и показал клювом на ворота.

Все посмотрели в ту сторону.

«Вот как раз идёт „совершенно ручной человек“!» — чирикнул Патриарх.

После этого сообщения наступила такая тишина, словно на ветках не было ни единого воробья.

Неудивительно поэтому, что я, входя в сад, даже и не заметил, что происходит на липе. И Тупи, и Чапа, славные мои псы, проходя мимо липы, не подняли и головы. У кошки Имки, которая вышла мне навстречу, хватало собственных забот — в частности, ей нужно было внимательно следить за Пипушем, вороном, — нашим «ангелом-хранителем», и ей было не до воробьёв. Одна только Муся, галка, у которой всегда были счёты со всеми городскими воробьями, поглядела одним, потом другим глазком на липу и сердито каркнула:

«Уже и к нам их принесло, выродков!»

Воробьи следили за мной, широко открыв клювы. Они забыли их закрыть даже тогда, когда я — а со мной и собаки, кошка, галка и ворон — вошёл в дом.

А когда они опомнились, Патриарха на липе уже не было. Он полетел в скворечник на ясень. То было его постоянное зимнее местопребывание. От скворцов там всегда оставались перья и пух. Словом, кое-какая меблировка. Вдобавок скворечник был хорошо защищён от ветра.

Старому ревматику жилось там, как у Христа за пазухой.

На липе остался Бесхвостый. Воробьи обступили его и принялись расспрашивать. Но Бесхвостый не любил долгих разговоров, а потому сказал им только:

«Старейшина его приручил. Ещё в том году. Он даже корм сам приносит! И боится нас как

 

Фотогалерея

Boris Zakhoder 8
Boris Zakhoder 7
Boris Zakhoder 6
Boris Zakhoder 5
Boris Zakhoder 4

Статьи












Читать также


Известные произведения
Поиск по книгам:


Голосование
Как Вы относитесь к творчеству Бориса Заходера


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту