Борис Владимирович Заходер
(1918-2000)
Произведения автора

6

слышать не хотела о том, чтобы обречь её любимца на пожизненное заточение.

Но тут я вдруг вспомнил, что возле Белостока живёт один мой дальний родственник. Он одинок. Держит у себя целый зверинец и давно уже зовёт нас в гости. Я и написал, что собираюсь вскоре его навестить и хотел бы захватить с собой нашего Рекса.

Крися, хотя терпеть не могла писать письма, на этот раз, однако, исписала целый лист похвалами нашему волку. Не могу ручаться, но мне кажется, что в кляксах, испещривших эту страницу, были повинны не перо и бумага, а слезы, горькие слезы. Потому что Крися горючими слезами оплакивала расставание с волком. Вы ведь её понимаете, правда? Наконец пришёл ответ. Мой родственник соглашался принять нашего Рекса.

Поехали мы. Всю дорогу волк ведёт себя так чудесно, что вызывает всеобщий восторг. Он позволяет себя ласкать, со всеми вежлив. Все его хвалят. И от этих похвал Крися потягивает носиком. Пусть тот, кто без печали расставался с другом, бросит в неё за это камень! Виноват, я хотел сказать — носовой платок…

Прибываем на место. Сначала волк держится несмело, бочком. Местные собаки рычат на него.

Однако понемногу отношения улучшаются. Через неделю уже всё складывается как нельзя лучше. Рекс нашёл себе двух новых друзей: маленькую таксу Боба, с которым он не расстаётся, и соседского сынишку Юзика, с которым они едят из одной тарелки. Мы счастливы, что нашему Рексу на новом месте будет хорошо. Собираемся в обратный путь. Крися как раз уехала куда-то с прощальным визитом, я сижу дома. Рекс, как всегда, когда Крися его покидает, лежит у калитки. Он вытянул передние лапы, положил на них голову и не спускает глаз с дороги, по которой, как он знает, должна вернуться его хозяйка.

Но, очевидно, ожидание показалось ему слишком долгим. Рекс забеспокоился. То и дело кидался куда-то бежать, потом снова ложился на место. Ждал, сторожил. И, наконец, отправился неведомо куда. Несомненно, на поиски Криси. Ушёл — и не вернулся.

Надо ли говорить, что и теперь, услышав вой собак в местечке, мы с Крисей переглядываемся. Кажется нам, что вот-вот услышим протяжное, жалобное: «Ооо, ууу… Ах!» И вспоминаем мы тогда нашего волка. Нам никогда не забыть его — ведь он жил с нами и любил нас.

          Юла

Было начало декабря. Мороз. Погода — мечта! Свежего снегу — сколько душе угодно! Вот мы с Крисей и отправились на прогулку в лес. Как чудесно в заснеженном лесу, вам рассказывать не нужно — сами знаете!

Мы в прекрасном настроении, бегаем, обсыпаем друг друга снегом. Веселью нет конца. Игры, возня. Одним словом, прелесть что такое! Собаки, естественно, с нами. Тупи, наш барбос, прекрасно чувствует себя в снегу. Только Чапа, фокс, ужасный мерзляк, был недоволен. Он дрожал, поднимал то одну, то другую лапку — снег жёг ему пяточки. Пёс явно злился. Ворчал даже на Тупи и совершенно не желал играть. Несомненно, в душе он клял себя за то, что согласился пойти на эту прогулку, где ничего интересного не увидишь, только промёрзнешь до мозга костей.

Вдруг Чапа остановился. Насторожил уши. Потянул носом. И искоса, как всегда, начал внимательно разглядывать заснеженный куст. Сделал несколько шагов. Вновь принюхался. Наконец двинулся к кусту и исчез среди веток. Снег так и летел у него из-под ног — фокс, очевидно, что-то искал. И вскоре он вынес в зубах нечто, выглядевшее, как кусок морщинистой сосновой коры.

Кора? Не может быть! Подхожу ближе. Чапа катает «нечто» лапой по снегу. Шкурка! Ясно вижу — шкурка. Поднимаю этот кусочек меха с земли. Отряхиваю.

Белочка! Замёрзшая! И кажется — безнадёжно. Не шевельнётся. Но нет же, я вижу, что она не окончательно закоченела. Может быть, в ней ещё теплится жизнь! Зову Крисю, запихиваю белочку под тулуп и бегом домой.

Положили

 

Фотогалерея

Boris Zakhoder 8
Boris Zakhoder 7
Boris Zakhoder 6
Boris Zakhoder 5
Boris Zakhoder 4

Статьи












Читать также


Известные произведения
Поиск по книгам:


Голосование
Как Вы относитесь к творчеству Бориса Заходера


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту