Борис Владимирович Заходер
(1918-2000)
Произведения автора

4

себе не слышу. Проехал километров этак сорок и вдруг слышу сзади, за спиной… детский плач. Оглядываюсь. Лежит, правда, на заднем сиденье куча всевозможных пожитков, но ребёнка среди них, понятное дело, нет. «Померещилось мне», — думаю. И еду дальше, А тут снова раздаётся жалобный писк. Ослышаться я никак не мог. Останавливаюсь, открываю дверь, заглядываю во все корзинки и вижу: из-под какого-то узла смотрит на меня безнадёжно заплаканная мордашка. Хватаю — и вытаскиваю что-то вроде большой муфты из медвежьего меха! С этой муфты смотрят на меня очень жалобно две пуговки. Неужели волчонок?

«Н-да, — думаю, — милые хозяева устроили мне приятный сюрприз. Вот так история!»

Делать нечего.

— Раз уж нам придётся путешествовать вместе, — обращаюсь я к сюрпризу, — то, дорогой друг, начнём с того, что ты умоешься!

И к озеру с господином волком. Едва удалось мне его отмыть! Во-первых, добрые люди его плотно накормили на дорогу; во-вторых, просёлок был чересчур неровный для волчьего младенца.

Умылись мы, поцеловались — волчонок оказался очень ласковым. Я положил его рядом с собой на сиденье.

Едем дальше. Заехали на хутор, напились молока. Всё превосходно. Только ночью — скандал! О том, чтобы спать где-нибудь, кроме как со мной в постели, не может быть и речи! Иначе — рыдания. Не знаю, устояли бы вы перед слезами сироты, у которого нет другой опоры, кроме вас, — я оказался неспособным на такую жестокость. И вот с той ночи всю дорогу спал я в одной постели с волком. С настоящим серым волком!

И если меня не постигла участь бабушки Красной Шапочки, то лишь потому, что мой серый волк прекрасно помещался у меня под мышкой. А голову клал всегда на подушку.

Мой Рекс — так мы назвали волчонка — был и позже самым ласковым существом на свете. Любил лизаться, ласкаться больше любого щенка. Единственное огорчение, которое он мне причинил, было разве то, что он поразительно быстро пришёл к убеждению, что я в сравнении с Крисей, дамой в вашем возрасте, просто нудный старик.

И всю свою любовь отдал он моей племяннице. Её он любил, а меня только уважал. А выбивалку совсем не любил.

С нашими дворовыми собаками волчонок жил в мире и согласии. Как и они, получал нахлобучки от Имки, кошки, суровой воспитательницы наших щенят. Да и в других отношениях его судьба ничем не отличалась от судьбы любого другого щенка, проводившего свою собачью молодость на нашем дворе. А по виду Рекс так напоминал собаку, что я не очень верил в его дикое, лесное происхождение и кровожадные инстинкты.

Отличался наш волчонок от щенят разве только удручающей худобой. Прямо стыдно было его людям показывать. Иной мог подумать, что мы морим беднягу голодом. А Рекс наш жрал столько, что это превосходит человеческое понятие. Четыре взрослые собаки не управились бы с тем, что наш волк проглатывал единолично!

В этом раннем возрасте он не совершил ничего такого, что свидетельствовало бы о его волчьем характере. Задушил курицу? Великое дело! Случалось такое и с самыми породистыми псами.

Только волчонок приступил к охоте несколько иным способом. Щенята, как вы, конечно, сами знаете, гоняются за курицей с визгом и лаем. Больше тут шума и баловства, чем дела. Если курица и погибнет, то скорее всего по собственной оплошности.

Рекс, наоборот, вовсе не гонялся за курицей. Он напал на неё исподтишка. Подкрался, задушил и слопал. Прямо с перьями. И это как раз нас насторожило.

Мы решили, что отныне курам лучше не выходить из курятника. Нам казалось, что этим мы оградим их от серого разбойника.

Ни капельки, однако, это не помогло. Обнаружилось, что Рекс, особенно когда ему кажется, что никто его не видит, способен целыми часами смотреть в курятник сквозь решётку. Он сидел, как привязанный, не сводя

 

Фотогалерея

Boris Zakhoder 8
Boris Zakhoder 7
Boris Zakhoder 6
Boris Zakhoder 5
Boris Zakhoder 4

Статьи












Читать также


Известные произведения
Поиск по книгам:


Голосование
Как Вы относитесь к творчеству Бориса Заходера


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту