Борис Владимирович Заходер
(1918-2000)
Произведения автора

1

На той стороне улицы, почти напротив наших ворот, стоял в саду домик. Так себе домик — не красавец, не урод. Почему он почти всегда пустовал, трудно было понять. Но так уж как-то получилось: кто бы ни поселился в этом доме — самое большее через полгода уезжал из нашего городка.

Единственным постоянным жильцом вечно пустовавшего двора был пан Попёлэк, почтальон. Занимал он две малюсенькие комнатушки во флигеле. Он был вдовцом и растил двух дочерей-близнецов — Зосю и Висю. Девочки были так похожи друг на друга, что я различал их только по цвету ленточек, которыми они завязывали свои тоненькие косички. Они чем-то напоминали маленьких котят пепельной шерсти. Были они обе степенные, важные, говорили мало и всегда хором. На прогулках они водили за собой на красной ленточке чёрную овечку, которую звали Жемчужинкой.

Жемчужинка — это была не овечка, а чудо ума и верности. Так, по крайней мере, уверяли обе сестрички. Должен признать, что действительно чёрная овечка всегда ходила за девочками по пятам; когда её звали по имени, блеяла. А всё-таки это была овца. Овца овцой. Глаза её смотрели на мир сонно и слезливо. Но это, как мне казалось, больше всего и нравилось сестричкам Попелюшкам в их овечке.

— Она такая кроткая! — восхищалась Зося.

— И такая ласковая! — вторила Вися.

Ну что ж, прекрасно! Сестрички и их кроткая овечка очень любили друг друга — чего же ещё нужно?

Как-то девочки несколько дней не показывались со своей овечкой на улице. Я слышал, что Жемчужинка заболела. Вдруг после обеда сестрички влетают ко мне в сад. Мордашки заплаканы, глаза полны слез, а подбородки так трясутся, что бедняжки слова не выговорят.

— Что случилось? — спрашиваю.

— Ах, дядя Ян! — всхлипывает Зося.

— Такое несчастье! — вторит Вися.

И обе — в слезы: плачут-заливаются. Я их успокаиваю как умею. Дал по конфетке. Никакого впечатления. Дал по второй — не помогает. Только когда угостил их вишнёвым вареньем, удалось выяснить в чём дело. Жемчужинка умерла…

— Что ж поделаешь, милые, — говорю, — тут уж ничем не поможешь.

— А что будет с Меткой? — спрашивает меня Вися и снова в слезы.

— Да, как же Метка? — повторяет сквозь слезы Зося.

— Какая ещё метка? — удивляюсь я. — В жизни не слыхал, ни о какой метке!

Оказалось, что у Жемчужинки появилась дочка, что эту дочку, такую же чёрную, как и её мама, девочки уже назвали Меткой, что Метке этой всего три дня от роду, и о том, чтобы кормить её из соски, не может быть и речи. В общем, дела такие, что хоть прощайся с Меткой!..

Сижу и думаю, как пособить маленьким, заплаканным Попелюшкам. И вспоминаю вдруг о нашей Верной. Говорю девочкам:

— Давайте сюда свою сиротку. Верная — собака добрая, благородная. И она как раз сейчас кормит сынишку. Может быть, примет и вашу Метку в свою семью. Попробуем!

Сестрички Попелюшки удивлённо уставились на меня.

— Нашу Метку отдать собаке? — обиделась Зося.

— В собачью конуру? — поддержала её Вися и передёрнула плечами.

— Или в собачью конуру, или ничем вам помочь не смогу, — коротко отвечаю я. — А что ваша Метка за птица такая, чтобы не могла стать приёмной дочкой моей Верной? Хорошо, если бы у всех людей было такое золотое сердце, как у этой собаки!

Девчушки переглянулись, подумали, подумали — и, ни слова не говоря, побежали домой.

Они тут же вернулись.

— Вот она, — говорит Вися и развёртывает кусок старой овчины.

А там — ягнёночек.

— Овчина — это Меткино приданое, — объясняет мне Зося.

— Чтобы ей было тепло в конуре, — добавляет Вися. Идём с Меткой и её приданым к конуре. Зову Верную.

Выходит. Смотрит мне в глаза преданным взглядом, но машет хвостиком как-то торопливо.

«Если у тебя, хозяин, ко мне важное дело, — говорит, — то скажи скорей. Ведь ты знаешь, что у меня

 

Фотогалерея

Boris Zakhoder 8
Boris Zakhoder 7
Boris Zakhoder 6
Boris Zakhoder 5
Boris Zakhoder 4

Статьи












Читать также


Известные произведения
Поиск по книгам:


Голосование
Как Вы относитесь к творчеству Бориса Заходера


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту