Борис Владимирович Заходер
(1918-2000)
Произведения автора

71

тому же, сказать правду, он сейчас ничего не продумывал. Сейчас на мысли — даже на самые умные мысли — надежда был плохая. Вся надежда была на глаза и уши.

Глаза были лучше у Горошка, слух — у Ики.

Наверно, поэтому Горошек и сказал ей:

— Ты меньше болтай, а больше слушай!

— Вместо того, чтобы продумывать?

— Вот именно.

По его тону Ика сразу поняла, что ему сейчас не до шуток. Но она не могла так легко уняться.

— Ну, тогда я превращаюсь! — пробормотала она.

— Во что?

— Во что! Конечно, в слух!

Горошек только пожал плечами. И может быть, именно его миролюбие заставило ее замолчать.

А Горошек всматривался в темноту, как сова, разыскивающая добычу. Ика чувствовала, что несмотря на спокойный, даже безразличный вид, он весь напряжен, натянут, как тетива лука.

Вдруг он спросил:

— Ты что-нибудь слышишь?

— Кажется… кажется, ничего интересного. А ты?

— Что я?

— Ты что-нибудь увидел?

— Ничего, — проворчал Горошек. — Кроме этого зеленого отблеска, ничего.

— Что будем делать?

— Пойдем.

— Горошек, а куда?

— Сперва немного осмотримся. Потом пойдем… к морю. Ведь не будем мы здесь сидеть до рассвета.

Ика, что-то припомнив, так и присела.

— Горошек, господи боже! До рассвета? А ведь мы должны вернуться в восемь. Что скажет тетка Педагогика?

И тут Горошек неожиданно разозлился. Разозлился как никогда.

— Что скажет тетка Педагогика? — закричал он. — Ты подумай о том, увидишь ли ты ее когда-нибудь! Увидишь ли ты вообще… Землю.

— Зе… Землю?

— Так точно.

Ика замолчала, посмотрела вверх на звезды, солнце и Землю. Даже в темноте Горошек увидел, как ее глаза подозрительно заблестели. Он сразу смягчился. Взял ее за руку.

— Ну, не расстраивайся, — сказал он, как можно ласковее. Хватит, что я расстраиваюсь. Договорились?

— До… договорились, — вздохнула Ика и хлюпнула носом. Но, как всегда, она в ту же минуту отряхнулась от огорчения, как щенок от воды.

— Идем, — отважно сказала она.

— Секундочку, — сказал Горошек. — Никогда не известно, что может случиться.

Достал из кармана перочинный ножик, щелкнул лезвием. Оно блеснуло в фиолетовом сумраке.

— Теперь можем идти, — сказал он.

Тут Ика остановилась как вкопанная.

— Ничего подобного! — закричала она, и голос ее поразительно напоминал голос тетки Педагогики. — Ты не будешь разгуливать в темноте с открытым ножиком! Даже тут!

— Уфф, — вздохнул Горошек. — Я пойду первым, — сказал он.

— Ножик закрыл?

— Да.

— Ну, тогда… пошли.

Галька скрипела под ногами — скрипела мелодично и даже немного пела. Как…

— Как поющие змейки, — шепнула Ика.

Горошек шел впереди, вплотную за ним Ика. Галька все пела под ногами. Раза два беззвучно промелькнули в небе призрачные, слегка светящиеся опаловым сиянием силуэты каких-то летучих созданий. Вскоре они дошли до «пальм» — высоких, сухих, с перистыми листьями деревьев.

— Тух тоже вроде поляна, — сказал Горошек.

Действительно, они вышли на широкую, покрытую галькой площадку, окруженную стеной пальм и невысоких, густых кустов.

Обошли поляну кругом и решили идти к морю.

В стене деревьев и кустов был разрыв. Там как будто начиналась просека — самая обычная, как на Земле. Оттуда, как по коридору, шел к ним навстречу неустанный шум волн. Видимо, просека вела к морю.

— Ну и темнотища, — встревоженно шепнула Ика. — Спички есть?

— Есть.

— Ты тогда посвети.

— Потише… потише. Это надо продумать.

В голосе Ики на этот раз зазвучали такие ноты, какие появлялись в голосе ее мамы, когда она, скажем, очень торопилась в город, а отец устраивался в кресле с газетой, не слыша, что ему говорят, забыв о назначенном времени, о делах, и так далее, и так далее.

— Слушай! — грозно сказала она. — Ты просто спятишь с этим твоим продумыванием!

Горошек был невозмутим.

 

Фотогалерея

Boris Zakhoder 8
Boris Zakhoder 7
Boris Zakhoder 6
Boris Zakhoder 5
Boris Zakhoder 4

Статьи












Читать также


Известные произведения
Поиск по книгам:


Голосование
Как Вы относитесь к творчеству Бориса Заходера


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту