Борис Владимирович Заходер
(1918-2000)
Произведения автора

24

«Вижу. А что?»

«Нравится, а?»

«Гадость!»

«А знаешь, что она про тебя говорит?»

«Интересно!»

«Будто ты её боишься».

«Пусть лучше меня не задевает!» — напыжился Пуцек.

«На весь двор тебя позорит. Не веришь — спроси у Чапы!»

«Я ей покажу!» — рявкнул Пуцек и кинулся на Лысуху.

Наседка — бежать.

«Что, что, что? Как, как, как? Кицек, Кицек!»

Кицек — белый петух — в это время важно, словно князь, разгуливал по курятнику. Скребнёт ногой раз, скребнёт другой... Тут зёрнышко, там червячок!

Шума и гама Кицек терпеть не мог. Он покосился в ту сторону, откуда неслись Лысухины вопли, и спросил:

«Кто это там раскудахтался? Что такое? Что такое?»

И тут он увидел щенят. Он сразу всё понял.

«Ах, опять этот щенок? Как он посмел? Вот я его!» — сердито закричал петух. От злости у него даже гребешок налился кровью.

«Эй, Чернуха! — позвал он большую чёрную курицу, которая спокойно рылась в песке. — Чернуха, иди сюда!»

Старый хитрец Кицек любил действовать исподтишка, из засады. Вместе с Чернухой он спрятался за выступом стены и стал ждать.

Первым пробежал мимо засады Рексик.

«Налетать?» — спрашивает Чернуха.

«Этот уже учёный. Подожди».

Следом за Рексей мчался Пуцек. И едва он оказался в поле зрения, как петух заорал во всё горло:

«Бей его! Наподдай, чтоб помнил нас!» — и коршуном упал прямо на голову Пуцеку, подмял и оглушил его.

А Чернуха вскочила щенку на спину.

«Клюй, клюй! — кричал Кицек. — Белянка, давай сюда! Бери его в клещи!»

Бедный Пуцек растянулся на земле. Как град, сыпались на него удары клювов. Вся шерсть на нём встала дыбом от страха. А глаз — тот, который он ещё мог открыть, — прямо-таки вылезал на лоб.

«Ай-ай-яй-яй! — жалобно скулил он. — Больше не буду! Никогда не буду!»

Рекс кинулся на выручку.

Он хотел, очень хотел спасти друга! Схватил даже Кицека за хвост, у Чернухи вырвал несколько перьев. Но, увы, неприятель был сильнее! Мужественный Рекся получил здоровенный удар в нос. Через минуту из уха у него закапала кровь...

И под давлением превосходящих сил противника Рекся оставил поле боя. Правда, он отошёл всего на несколько шагов и оттуда ругал кур последними словами.

«Хам Кицек, Кицек — хам! Чернуха — грязнуха! Белянка — хулиганка!»

Увы, куры не обращали ни малейшего внимания, не принимали вызова. Они клевали и клевали — безжалостно и безостановочно.

Наконец Кицек устал и крикнул:

«Хватит с него! Беги, лопоухий!»

Пуцек, визжа, вылез на волю.

«Попало?» — спрашивает Рексик.

«Да-а, я бы им показал, если бы нога не подвернулась!» — отвечает Пуцек  и припадает на ногу, которая, надо сказать, болела у него уж во всяком случае не больше, чем голова и бока.

«Погодите, я вам ещё дам! — залаял он на кур и поскрёб землю задними ногами. — Хамы!» — тявкнул он напоследок и пошёл прочь.

V

Друзья решили, что на дворе им больше делать нечего. Тем более, что возле утиного ящика появилась уже Катерина. Она заметила на мордочке Рекса жёлтые пушинки, попавшие туда, ну конечно же, чисто случайно, и решительными шагами направилась в его сторону. А в руке у неё был один из прутьев, выломанных Пуцеком.

«Беги в сад!» — успел крикнуть другу Рекс и ползком протиснулся между кольями садовой ограды.

«Ай-ай!» — взвизгнул Пуцек. Прут довольно чувствительно ударил его по спине. Затем и он пролез под изгородью в сад.

«Что, больно?» — спросил Рекс.

«Ой, как больно!» — захныкал Пуцек.

«Ты всегда скулишь! — огрызнулся Рекся. — Не знаю даже, брать тебя с собой или нет!»

«Куда? — спросил Пуцек, мгновенно переставая хныкать. — Ты думаешь, я с ней не слажу? Ого! Ещё как! Будет она меня помнить!» — храбрился он.

Рекс, ничего не отвечая на эту похвальбу, побежал рысцой по садовой дорожке, между кустами смородины и крыжовника. Пуцек

 

Фотогалерея

Boris Zakhoder 8
Boris Zakhoder 7
Boris Zakhoder 6
Boris Zakhoder 5
Boris Zakhoder 4

Статьи












Читать также


Известные произведения
Поиск по книгам:


Голосование
Как Вы относитесь к творчеству Бориса Заходера


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту